Close

Tag Archive for: интервью

«С принятием закона «О внутреннем водном транспорте» Украину накроет бум судостроения» — Александр Урбанский

«С принятием закона «О внутреннем водном транспорте» Украину накроет бум судостроения» — Александр Урбанский

Народный депутат Украины Александр Урбанский, возглавляющий подкомитет по вопросам морского и речного транспорта Комитета по вопросам транспорта Верховной Рады Украины, в интервью агентству «Интерфакс-Украина» рассказал о перспективах развития транспортной сферы нашей страны, а также ответил на острые вопросы журналистов.

В марте Мининфраструктуры предложило Верховной Раде разработать компромиссный законопроект «О внутреннем водном транспорте» на базе законопроекта №2475а, соавтором которого вы являетесь. Есть ли какой-то прогресс в этой работе?

Да, во время очередного голосования законопроект «О внутреннем водном транспорте», который поддерживается и министерством, и Комитетом по вопросам транспорта, опять не набрал достаточного количества голосов. Этот законопроект был разработан авторским коллективом во главе с Борисом Козырем. Но также зарегистрирован альтернативный законопроект. Его поддерживает другая группа народных депутатов. И у нас есть несколько принципиальных разногласий.

Сейчас мы ведем переговоры и дискуссию с нашими коллегами, которые не поддерживают законопроект Бориса Козыря, чтобы все-таки сдвинуть этот процесс с мертвой точки. Потому что скоро пойдет уже четвертый год, как мы работаем с этим документом.

Одним из основных камней преткновения, как вы знаете, был вопрос речного сбора. Но с осторожным оптимизмом можно сказать, что в этом вопросе практически найден компромисс.

Так речной сбор будет?

Речной сбор нужен. На мой взгляд, это абсолютно необходимая вещь, чтобы мы могли аккумулировать в статьях доходов Мининфраструктуры деньги, которые потом можно будет направлять на поддержание реки. На то же дноуглубление, что очень важно. Мы знаем, что Днепр – река достаточно сложная. И во многих местах ее надо углублять, чтобы сделать привлекательной для навигации и перевозки грузов.

Основной грузопоток, который мы сейчас видим, — это, конечно же, зерновые. Идея заключается в том, чтобы значительную их часть перевести с «земли» (с автодорог и железной дороги) на воду.

Для того, чтобы сделать такие перевозки конкурентоспособными по сравнению с железнодорожным транспортом, где у нас проблемы с подвижным составом, дефицит локомотивов, вагонов, мы понимаем, что баржа должна везти около 3 тысяч тонн. Т.е. объем, сопоставимый с тем, который везет железнодорожный состав.

Плюс есть проекты, если можно так назвать, «Днепро-макс», которые подразумевают размеры барж на 4 и даже 5 тысяч тонн.

Но при таких объемах мы должны будем постоянно поддерживать глубины. Взять тот же Светловодск. У них там глубины до 3 метров. В принципе, это проходная осадка по реке. Но надо понимать, что глубина – все же до 3 метров. Т.е. в любом случае надо будет провести дноуглубление, чтобы выйти на стабильные 3 метра, и поддерживать эту глубину.

С другой стороны, баржи большой грузоподъемности удешевляют перевозку зерновых на тонну, даже несмотря на речной сбор. И, соответственно, сельхозпроизводители и перевозчики смогут получить дополнительную прибыль, которая может быть инвестирована в развитие бизнеса, в инфраструктуру, в создание дополнительных рабочих мест.

А в Украине есть сегодня такое количество барж и флот, которые позволили бы максимально эффективно использовать Днепр для перевозки грузов?

Нет, такого количества барж нет. Весь флот, который был, уже либо пришел в негодность, либо морально и физически устарел и не отвечает современным требованиям для транспортировки грузов. Он неэкономичен по топливу, перевозит мало груза, имеет недостаточное техническое состояние. Поэтому нам абсолютно необходимо привлекать либо новый, либо хотя бы свежий флот.

Одна из идей, как его привлечь, заключалась в отмене каботажных перевозок. Т.е. перевозок, когда из пункта А в пункт Б в пределах территориальных вод Украины грузы перевозятся судами только под украинским флагом.

Да, сегодня есть возможность получить временное разрешение на доступ судов и плавсредств под иностранными флагами на территорию Украины, порядок получения таких документов есть. Но судовладелец, у которого судно находится под флагом другой страны, должен для этого обращаться в Мининфраструктуры, описать маршрут, груз, тоннаж. И тогда разрешение выдается примерно за 10 дней – 2 недели. Это дополнительные усилия и время для судовладельцев или грузовладельцев.

Наша же идея была в том, чтобы в Украину можно было завезти суда под иностранным флагом для постоянной эксплуатации в стране через процедуру бербоута и с обязательным оформлением украинской компании-оператора для таких судов, чтобы все налоги, в т.ч. налог на прибыль платились бы в Украине.

Конечно, в этом случае надо было бы облегчить фискальную нагрузку для временного ввоза судна. Т.к. его полное растамаживание – это очень большие деньги, и это отпугивает судовладельцев.

Но при дальнейшей эксплуатации судна с экипажем из украинцев государство все равно бы получило больше выгоды: рабочие места и высокие налоги, т.к. экипаж получал бы высокую белую зарплату.

К сожалению, существует популистское мнение, что в этом случае будет уничтожено судостроение в Украине.

А вы считаете, что негативного эффекта для судостроения не будет?

Нет, конечно. Имея опыт и в сфере эксплуатации судов, и в сфере судоремонта и судостроения, могу ответственно сказать, что в Украину на таких условиях действительно зашло бы некоторое количество судов река-море. Но, во-первых, у них осадка обычно более 3 метров. А далеко не все речные терминалы позволяют принимать суда с такой осадкой. Т.е. их движение было бы ограничено отдельными участками реки.

Во-вторых, если говорить о баржах, их в пределах Черноморского и Азовского бассейнов не так уж и много. Те баржи, которые можно взять в той же Франции, где система внутренних водных путей очень развита, или в Германии, они сделаны под стандарты и глубины тех рек: реки у них уже и мельче. И, соответственно, грузоподъемность у этих барж намного меньше той, которую бы хотели видеть наши грузовладельцы.

Зато, если бы мы разрешили временный ввоз судов через бербоут, грузовладельцы могли бы попробовать в принципе такую возможность, как перевозка рекой. Потому что, на самом деле, сельхозпроизводители далеки от моря. Для них купить плавсредство, будь то баржа или буксир – это все равно, что начать космосом заниматься – совершенно непонятная сфера. И, конечно же, они не хотят вкладывать большие деньги в то, что они не понимают. Они лучше эти средства вложат в дополнительную землю, купят удобрения, которые им позволят вырастить больше центнер на гектаре.

А процедура бербоута позволила бы им взять такие суда в чартер. Или заплатить перевозчику, который оперирует такими судами в Украине. Дальше бы они посмотрели, насколько это было бы интересно с точки зрения экономики, проанализировали перспективы. И потом смогли бы принять решение о заказе строительства таких плавсредств и судов – на украинских предприятиях и заводах.

К сожалению, этого не будет. Сейчас мы готовы отказаться от этой позиции в новом законопроекте «О внутреннем водном транспорте», лишь бы только «запустить реку». Потому что как только этот процесс запустится, судостроение и судоремонт все равно получат толчок.

Остаются ли расхождения по вопросам статуса речной инфраструктуры?

Инфраструктура, без сомнения, должна быть в частных руках. Потому что речная инфраструктура, речные терминалы – для них нужны просто колоссальные капиталовложения. И я считаю, что государство не должно строить их за свои средства. Тем более мы видим на примере морских терминалов, что они гораздо большую эффективность показывают, когда находятся в частных руках.

Но дискуссия идет больше даже не о праве собственности, а о подчинении в вопросах безопасности. И здесь, я убежден, безопасность, как на море, так и на реке, должна быть в компетенции государства. Должны быть ответственные люди, которые принимают решения относительно безопасности навигации, относительно безопасности погрузки, безопасности внутрипортовых операций, а затем нести за них ответственность.

Но как бы там ни было, наша задача открыть Днепр. Это активизирует работу транспортного коридора Е-40, который соединяет Балтику с Черным морем. Еще во времена СССР по Днепру через Беларусь шло до 4 миллионов тонн грузов в Польшу. Но ведь с тех пор расширилась и номенклатура грузов, и многие грузы контейнеризировались. Поэтому 4 миллиона тонн не будет пределом для этого коридора сейчас.

До избрания в Верховную Раду вы работали руководителем судостроительного завода в Измаиле. Как бы вы охарактеризовали ситуацию в судостроительной отрасли Украины. Какие у нее есть реальные перспективы для развития?

На самом деле тут год от года многое меняется. На сегодняшний день судостроение у нас развивается слабо, судоремонт – это более живучая отрасль. Она чувствует себя намного лучше. Но я считаю, что с принятием законопроекта «О внутреннем водном транспорте» Украину накроет бум судостроения. Он станет катализатором.

Конечно, для того, чтобы развивалось судостроение, нужны инвестиции. Объем таких инвестиций трудно сейчас оценить. Но в любом случае, речь идет не об одном десятке миллионов долларов.

Потому что судостроительные заводы Украины сегодня, большей частью, перепрофилированы под судоремонт. Это было сделано по необходимости, чтобы выжить. И какие-то мощности пришли в негодность, были распилены на металл и распроданы.

Но при этом сегодня виден интерес к строительству флота и развитию отрасли именно в нашей стране.

Дело в том, что у нас, несмотря даже на военные действия на востоке, остается самый дешевый металл в регионе, если сравнивать с Турцией или Румынией, которые являются ближайшими конкурентами украинских судостроителей и судоремонтников.

Рабочая сила у нас также дешевле. Энергоресурсы, особенно электричество, которое, в основном, используется в этой сфере, несмотря на все повышения, все равно дешевле.

Поэтому перспектива у нас есть.

А вот чего не хватает, так это рабочих рук. Это большая проблема для судостроения и для судоремонта.

Не имея достаточного объема той или иной работы, сегодня заводы, с одной стороны, не могут обеспечить гражданам достаточной и стабильной заработной платы. А с другой, происходит следующая ситуация: завод взял молодых людей из ПТУ, научил их за три месяца сварочным работам. А ребята посмотрели, что они уже могут делать более-менее ровный шов, и тут же уезжают в Польшу. Потому что в Польше примерно такая же проблема – поляки уехали в Норвегию. И вот эта миграция трудовых ресурсов сейчас очень ударила по отрасли.

Те же заводы в Измаиле, который входит в мой округ, там постоянно дефицит рабочей силы, людей, которые занимаются порезкой или сваркой металла.

Так что этой индустрии нужна определенная государственная поддержка. Речь не о каких-то дотациях. Нужно на законодательном уровне решить некоторые вопросы, которые позволили бы отрасли увидеть стратегические перспективы развития.

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, законопроект 2475а, законопроект Александра Урбанского, вутренний водный транспорт, дерегуляция речных грузоперевозок, законопроект № 2712 "О внесении изменений в Кодекс торгового мореплавания Украины", народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, законопроект Олександра Урбанського, вутрішній водний транспорт, дерегуляція річкових грузоперевезень, законопроект № 2712 "Про внесення змін до Кодексу торгового мореплавства України"

Что именно зависит от государства?

Смотрите, сегодня сварщик на судостроительном или судоремонтном заводе при сдельной зарплате зарабатывает от 700 до 1200 долларов в месяц. Это очень хорошая заработная плата, тем более для небольшого города. Но как только они видят возможность уехать в Польшу, так и поступают. Потому что там сварщику предлагают 2000 долларов.

И если он здесь может получить максимум 1200, то он видит для себя смысл уехать. Потому что за разницу в 800 долларов он сможет проживать там, питаться, и откладывать эти же 1200 долларов или домой отправлять эти деньги. А если этот разрыв сократить сейчас, смысл потеряется. Если разница в зарплате будет 300-400 долларов, украинцам не будет никакого смысла покидать свои родные города, жить непонятно в каких условиях, когда тут семья, родственники, есть какая-то недвижимость.

Соответственно, предприятиям нужен ресурс для снижения этого разрыва.

Где его взять? — Недавно Верховная Рада приняла некоторые изменения, которые помогают отрасли. Например, увеличила срок пребывания судна под ремонтом на таможенной территории Украины до двух лет. Это важно, потому что когда судно приходит со сложным ремонтом, в зависимости от возможностей судовладельца его проинвестировать, сроки могут затягиваться. До этого судно могло находиться на нашей территории под ремонтом до года. И приходилось в буквальном смысле вывозить эти суда буксирами за 12-мильную зону, потом завозить обратно, чтобы не нарушать законодательство. Это затраты. И обычно это затраты завода, т.к. судовладелец говорит: «Ты завод, ты решай».

Сейчас же эти средства могут быть сэкономлены и пойти на зарплаты, закупку оборудования.

Также в Верховной Раде зарегистрирован законопроект о поддержке судостроительной отрасли. Там речь идет в т.ч. о налоговых льготах. И в целом в нем учтены многие вещи.

А кадровый ресурс для развития судостроительной отрасли при такой активной трудовой миграции у нас сохранился?

У нас колоссальная учебная база, огромный научный потенциал в этой сфере. Есть много институтов, конструкторских бюро. Но если взять специалистов, которые работают на заводах, то очень мало людей среднего возраста.

Остались люди либо уже в уважаемом возрасте, которые не хотят никуда уезжать, и которым сейчас надо передать кому-то навыки, либо совсем молодые. Но почти все они после обучения уезжают.

И, тем не менее, мы не имеем права существующий потенциал и знания растерять. Для того, чтобы кадры оставались, мы должны создать условия.

Очень много предприятий, на самом деле, готовы сейчас и вкладывать в кадры. Многие, видя перспективную молодежь в училищах, готовы оплачивать их обучение, проживание, какую-то стипендию платить, приглашать на оплачиваемую практику. Частный сектор это готов делать. Но и от государства должно быть какое-то движение.

В этом контексте, способна ли сегодня Украина реализовать проект по строительству корветов для ВМС? Если достаточное количество профессионалов для этого?

Я больше чем уверен, что да. Есть огромное количество профессионалов в том же Николаеве.

Военная техника более аскетичная, для нее нет таких требований, как для гражданской, поэтому реализовать этот проект возможно.

С гражданским флотом сложнее. Если посмотреть на объем судостроения в стране, то мы строим корпуса. А потом этот корпус буксируется в Италию, Норвегию, Германию, Англию. И дальше там доукомплектовывается. Но, тем не менее, потенциал для развития есть. Нужен стимул.

В феврале этого года ВР приняла законопроект №6766, который позволяет запустить проекты строительства платных дорог в стране. На недавнем брифинге в Одессе Владимир Омелян заявил, что до конца т.г. возможно объявление первого тендера на концессионную дорогу, однако при этом он выразил сомнения в перспективах концессионных дорог в Украине в целом. Какие перспективы вы, как соавтор законопроекта №6766, видите для концессионных дорог в Украине?

На сегодняшний день единственная страна в Европе, где остались бесплатные дороги, это Германия. Во всех других странах дороги платные. Ты либо покупаешь «виньету», либо, если речь идет о Греции или Италии, через определенное количество километров стоят шлагбаумы, и ты платишь там деньги, чтобы ехать дальше.

Поэтому если говорить в целом о потенциале платных дорог для Украины, как о принципиальном подходе, то он есть. Мы должны к этому прийти.

Министр же абсолютно правильно указывает на вопрос достаточности трафика в стране, как внутреннего, так и транзитного, чтобы мы могли привлекать инвесторов для строительства концессионных дорог. По крайней мере, если мы хотим видеть разветвленную и обширную сеть таких дорог.

Очевидно, что ни одна инициатива не может работать сама по себе, если мы говорим о государственном развитии и строительстве. В любом случае, это должен быть комплекс мероприятий.

Закон о концессии дорог, правда, был очень нужен и актуален. По сути, с его помощью, мы показали потенциальным инвесторам, что готовы их принимать, что теперь у них есть понятные правила.

Но такие же понятные правила должны быть и, например, в вопросах транзитного грузопотока. Это вопросы таможни, пограничной службы.

Поэтому законопроект о концессии будет работать только в комплексе с другими мероприятиями, благодаря которым Украина вернет себе статус привлекательной транзитной страны.

А если говорить об интересе инвесторов, то недели две назад был прием в Одессе в Генеральном консульстве Китая. И госпожа Генеральный консул познакомила меня с представителем компании, которая занимается строительством дорог в Китае. Китайцам давно интересен украинский рынок, те объемы средств, которые Украина тратит на ремонт и строительство дорог. Но теперь их также заинтересовал вопрос концессии.

Можете те ли вы оценить эффективность решения передачи местных дорог на баланс местных советов? Правильное ли оно было? Виден ли положительный эффект от него?

Если говорить в целом о ситуации с местными дорогами, то это было правильное решение. Но! Если поездить по Одесской области и посмотреть, где от него виден положительный эффект, то вы поймете, что почти везде это объединенные громады. Т.е. мы опять говорим о комплексе мероприятий.

Сегодня страной взят курс на децентрализацию. Объединенные громады получают больше полномочий и больше ресурсов. Если еще недавно села еле-еле сводили концы с концами, то сегодня у сел на моем округе перевыполнения плана, бывает на миллион-полтора. Для села – это очень большие средства. Буквально неделю назад во время работы на округе мы как раз и обсуждали, каким образом эти деньги можно использовать, кому-то нужно было помочь выделить еще дополнительные средства из госбюджета, дофинасировать.

Что касается местных дорог, переданных местным советам, я однозначно вижу эффект. Если взять, допустим, Балтскую громаду Одесской области, у них там уже нет дорог между школами, где ездят автобусы, в плохом состоянии. Есть ямки, есть еще какие-то не очень хорошие участки, но уже нет валунов-перекатов, где автобус просто на две части разваливался.

Поэтому передача дорог местным советам была правильным шагом. Действительно было не эффективно, когда решения о ремонте той или иной местной дороги принималось в Киеве. Из Киева не всегда видны местные реалии, что, например, этой дорогой не так уж и часто пользуются, по сравнению с соседней. Сейчас же местные власти принимают решение, какую дорогу делать в первую очередь.

И вообще я считаю, что любая инициатива по развитию региона, в первую очередь, должна идти снизу. Потому что из центра не всегда видна ситуация на местах. Решение центра может быть и хорошим, идея хорошая. Но не всегда в таком случае учитываются все местные аспекты. Допустим, принято решение о ремонте школы, в которой учатся 200 учеников. Хорошее решение. Но, не хорошо так говорить, но давайте как есть, эта школа еще бы какое-то время могла работать без ремонта. А в соседнем селе, где учится 300 учеников, может быть школа в гораздо более критичном состоянии. А до нее руки у кого-то в Киеве могли не доходить.

Опять же это повышает ответственность местных руководителей. Теперь они должны вовремя сделать проекты, чтоб получить финансирование. И у них гораздо меньше остается возможностей сказать, вот, мол, я хороший, а это в Киеве, нас не слышат. Слышат! Инициируйте и делайте. И депутаты помогут. Я всегда готов помочь в таких случаях.

народный депутат Украины, Александр Урбанский, Убранский Александр Игоревич, народний депутат України, Олександр Урбанський, Убранський Олександр Ігорович

Как вы оцениваете работу портов Одесского региона? Какие проблемы видите? И есть ли пути их решения?

Сегодня транзита в стране становится все меньше, объем производимой продукции снижается. Соответственно, и порты снижают перевалку. Единственный масштабный груз сегодня – это зерновые.

При этом мы видим, что частный терминал «ТИС» наращивает перевалку грузов. Почему он более эффективен? – Потому что частник, вложив деньги, хочет их вернуть. Соответственно, они не сидят на стуле, а ездят к клиентам, общаются с ними, они более гибкие в предоставлении скидок, предоставлении каких-то особых условий и выполнении всех желаний клиента. Поэтому я считаю, что портовая инфраструктура на территорию нашего государства должна быть передана в концессию, в аренду, приватизирована. Не важно. Она должна уйти в частный сектор. Только так можно создать здоровую конкуренцию. И тогда мы сможем увидеть, что тот или иной порт развивается.

Конечно, если брать мелкие порты, то переход из государства в частные руки может быть для них губительным. Тут надо действовать осторожно. Но в любом случае государственное управление себя изжило. Стивидорные компании не должны быть государственными, только частными.

Если же говорить о вопросах безопасности, государство должно оставить за собой контроль над стратегическими объектами – это подходные каналы, это акватории, это в целом безопасность. Тем более, что в современных условиях это влияет не только на безопасность гражданского судоходства, но и стратегическую безопасность.

Но если мы говорим, например, о причалах, нет ничего страшного в том, что они будут в аренде у частника. Конечно, не должно быть ситуаций, когда причал в аренде у одной компании, а кран – у другой. В аренду или концессию должны идти комплексы, с которым можно работать. А дальше государство ежегодно контролирует состояние инфраструктуры. Например, состояние тех же причалов.

Если состояние аварийное, поставили галочку и закрыли причал. И пока арендатор не отремонтирует его, он не сможет работать. Поверьте мне, в такой ситуации частный бизнес будет смотреть за этими причалами намного лучше, чем сейчас смотрим само государство.

Для стратегических же целей в сфере безопасности государства, конечно, должны быть приняты определенные решения, например, совместно Министерством обороны и Министерством инфраструктуры. Чтобы какие-то, допустим, причалы и территории были готовы под развертывание каких-то объектов военного назначения – поставить корабль, развернуть мелкую ремонтную базу, место для размещения личного состава. Но я не думаю, что это сложная задача.

Прошлой весной Одесский облсовет обратился к СБУ с просьбой разобраться с попытками дестабилизировать ситуацию на юге области, в частности, в Измаиле после покушения на мэра города Андрея Абрамченко. Вы, как мажоритарщик, избранный от того округа, могли бы оценить ситуацию на юге Одесской области сегодня?

Ситуация на юге сейчас определенным образом стабилизировалась. Я не могу сказать, что мы можем расслабиться. Но негативных для страны настроений становится все меньше. Есть локальные ситуации, которые меня беспокоят. Но они носят больше криминальный характер, я бы назвал этот процесс переделом сфер влияния. Однако в Измаильском районе полицию возглавляют профессионалы, и они эти всплески умело купируют.

Известно ли вам о ситуации с расследованием дела о покушении на А.Абрамченко?

Я даже как депутат не могу туда вмешиваться. Насколько я общался с мэром и с правоохранителями, там есть определенные наработки и определенные подозрения.

Я не знаю деталей, и стараюсь в них не вникать. Но ситуация в этом направлении также стабилизировалась. И это большая заслуга правоохранительных органов.

В 2017 году вы, вместе с некоторыми другими нардепами, были фигурантом уголовного производства по факту возможной неуплаты налогов. ГПУ закрыла это дело. Что конкретно вам вменялось, и каким образом вы доказали необоснованность подозрений?

Да, действительно я, и еще значительное количество других народных депутатов были фигурантами такого уголовного производства. В основном, это были люди, которые пришли из бизнеса.

Я понимаю, что достаточно громко звучит уголовное дело. Но фактически это было расследование, которое было необходимо провести по закону после того, как мы приняли ряд антикоррупционных законов и создали ряд антикоррупционных органов. В частности, НАЗК было обязано это сделать.

Мы все понимали, что ничего экстраординарного в этом не было. Это не было каким-то преследованием. Были вопросы.

Но я и не скрываю то имущество, которое я указал в своей декларации. Я не был никогда на государственной службе, чтобы можно было говорить о моем незаконном обогащении.

Когда у НАЗК возникли вопросы, я дал все необходимые пояснения, и дело было закрыто. Потому что я действительно занимался бизнесом, у меня были предприятия, которые платили налоги, я получил от этого доходы, тоже платил налоги. Сошлось все до копеечки.

Эти вопросы были в целом по декларации или по каким-то ее отдельным пунктам?

В моем случае НАЗК заинтересовала недвижимость, которой я владею. В частности, откуда я взял деньги на ее приобретение. И мои доходы, откуда я их получил. Но, как я и говорил, по всем пунктам я дал пояснения.

Недавно СМИ назвали вас самым богатым народным депутатом на основании информации из вашей декларации, в которой также указано значительное количество криптовалюты. Поясните, каким образом вы ее приобрели, как и где храните, для чего используете.

Честно говоря, я никогда не хотел попадать в такие списки, а тем более возглавлять их. И если посмотреть на мою декларацию, то видно, что в действительности основная сумма средств, которую мне приписали журналисты – это криптовалюты – биткоин-кэш (BCH) и биткоин (BTC).

Но это богатство условно. Да, к криптовалютам есть интерес, в прошлом году цена за биткоин вообще переваливала за 20 тысяч долларов. Сейчас его цена колеблется на уровне 9 тысяч. А завтра его цена может обвалиться. Тем не менее, из-за ажиотажа вокруг криптовалют создаются вот такие сенсации. На самом деле миллиардов этих, конечно же, нет.

Что касается «источника» криптовалюты, то как молодой человек, я интересуюсь всем новым и прогрессивным. Когда биткоин только появился, меня и моих друзей он очень заинтересовал. И я купил этим монеты в виде эксперимента, из любопытства. В среднем, они мне обошли в несколько долларов за единицу, покупал я их очень давно и в несколько этапов. Кстати, некоторые мои друзья, с которыми мы тогда их покупали, но которые не подают электронные декларации, имеют примерно такие же суммы в биткоинах.

Потом я как-то перестал следить за курсом криптовалюты, занимался бизнесом. А затем начался колоссальный рост биткоина. Я к тому времени стал народным депутатом, и поэтому обязан был внести их в декларацию.

Если вы купили криптовалюту так давно, почему ее не было в декларации в 2013-2014, и она появилась лишь в 2015-ом, в уточненной декларации?

Декларация 2013-2014-го не обязывала указывать криптовалюту, там был четкий список пунктов, которые нужно было задекларировать. В 2015-ом появилась новая форма декларации. И когда это стало необходимо, я, согласно новой форме, задекларировал и криптовалюту.

Планируете ли вы как-то использовать ваши BTC и BCH? Тратить?

Я еще раз хочу подчеркнуть. Это богатство условное. Конечно, если бы я знал, что они будут стоить по 20 тысяч долларов, я бы, наверное, купил их на все деньги, которые у меня тогда были.

Но при этом сейчас я принял для себя принципиальное решение не предпринимать никаких действий с криптовалютой до ее легализации в нашем государстве. Потому что, будучи народным депутатом, я считаю неправильно предпринимать какие-то действия, которые, может, будут и не противозаконны, но точно вне правового поля. Поэтому я будут ждать, пока этот вопрос не решится на уровне закона.

Есть несколько парламентских инициатив по этому поводу, есть позиция Нацбанка о том, что криптовалюты должны получить свой статус. Тем более, что криптовалюта – это серьезная составляющая IT-сферы. Ее разработка, сама по себе, дает толчок для развития отрасли. А в Украине, где IT в тройке лидеров, нам точно необходимо сделать это как можно быстрее.

В ваш адрес также звучали обвинения об использовании служебной гостиницы для проживания в Киеве. Почему Вы, имея активы на сумму более 2 млрд. грн., считаете для себя корректным оплачивать гостиницу за государственный счет?

Как я уже говорил, основная часть из этих двух миллиардов – это биткоины, с которыми я ничего не делаю. На самом деле, такой значительной суммы у меня нет.

Что касается гостиницы. Я прописан не в Киеве, мой округ находится за 700 с лишним километров от Киева. Чтобы приехать из Измаила, из округа в столицу мне необходимо порядка 10 часов. И я понимаю, что многие думают, что работать в Верховной Раде не сложно. Но на самом деле это не так. Это очень утомительно, постоянно идет изучение документов, обращений, постоянные встречи и консультации. И мне банально нужно место, где я могу выспаться.

Второе, я эти деньги не получаю. По сути, мой работодатель, Верховная Рада Украины обеспечивает меня жильем. Для этого у нее есть определенный бюджет. Если совсем упростить, то Рада – это такое же государственное предприятие, и оно платит другому государственному предприятию – Государственному управлению делами, у которого на балансе находятся отели, в которых проживают нардепы. Т.е. звучит оно громко – компенсация за проживание. Но на самом деле я этих денег не получаю и не вижу. Это одно госпредприятие переводит средства другому. Я даже не знаю, о какой точно сумме идет речь.

И это, на мой взгляд, абсолютно честное и прозрачное условие работы. Если ты иногородний, тебе обеспечивают возможность проживать в Киеве. И, кстати, такие возможности есть не только у депутатов Верховной Рады. Чиновники и депутаты любых уровней, выезжая по работе в другой регион, получают компенсацию проживания.

Более того, несколько созывов назад народным депутатам вообще квартиры в Киеве выдавали. И, например, мой отец, который тогда был депутатом, от квартиры отказался. И я бы тоже, если бы предлагали жилье в такой форме, отказался бы. Ведь я отработал в Киеве, и что я с ней потом должен делать? — Продавать? – Это был бы доход от государства, и люди могли бы поставить под сомнение его заслуженность. А гостиничный номер в государственном отеле – это вполне адекватно. Откровенно говоря, этот вопрос больше волнует журналистов в Киеве, избирателей на округе волнуют совсем другие вопросы.

Источник: «Интерфакс-Украина»

Парламентарий от Придунавья о законах для развития морской отрасли Украины

Парламентарий от Придунавья о законах для развития морской отрасли Украины

Законы о внутреннем водном транспорте и о концессии морских портов, по мнению народного депутата Украины, главы подкомитета по вопросам морского и речного транспорта парламентского комитета по транспорту Александра Урбанского, являются необходимыми для развития морской отрасли Украины. Об этом парламентарий заявил в ходе церемонии награждения победителей 11-го Национального морского рейтинга Украины.

В комментарии изданию «Трасса Е-95» Александр Урбанский подчеркнул, что отрасль давно ожидает принятия закона о концессиях морских портов, который необходим для привлечения частных инвестиций, в том числе иностранных.

Мы, конечно, можем говорить о том, чтобы сдавать в аренду причалы или иные объекты инфраструктуры в любом порту, но это не обеспечит иностранным инвесторам или их кредиторам гарантии в том объеме, который они требуют, – отметил Александр Урбанский.

Также парламентарий убежден в необходимости законодательно урегулирования механизма компенсаций частных инвестиций в портовую инфраструктуру. Это необходимо для стимулирования инвестиций в обновление инфраструктуры и нормального сотрудничества инвесторов с Администрацией морских портов Украины.

Еще один закон, которого, по словам Александра Урбанского, остро не хватает отрасли – о внутреннем водном транспорте. Народный депутат убежден, что его принятие позволит не только вывести речную инфраструктуру и перевозки по украинским рекам на новый уровень, но и будет способствовать дельнейшему развитию морских портов.

Александр Урбанский: «Пусть каждого оценят по его действиям, а не словам»

В этой статье – о том, как в прошлом депрессивное Придунавье превращается в успешный, развитый регион буквально на глазах – почти за два года работы народного депутата и его команды.

Знакомимся с Александром Урбанским — молодым украинским политиком, народным депутатом, который взялся эффективно решать запущенные, годами не решаемые проблемы Придунавья. Наиболее острые из них — это обеспечение населенных пунктов технической и питьевой водой, энергосбережение и долгожданный ремонт дорог.

Только из государственного бюджета за два неполных года нардепу удалось привлечь под эти нужды несколько сотен миллионов гривен.

Это при том, что именно при Александре Урбанском невиданные до этого средства в развитие инфраструктуры, медицины и образования, культуры и спорта также привлекаются из местных бюджетов и одесского областного бюджета.

Огромную благотворительную помощь в развитии местных громад оказывает его фонд «Придунавье». Это и ремонты в школах, детских садиках, приобретение медицинского оборудования, компьютеров для школьников и многое другое.

Как получается двигать всю эту финансовую и хозяйственную машину?

Парламентарий заявляет, что за масштабными изменениями стоит командная работа с местными властями, одесским областным советом и межфракционным депутатским объединением «Юг Украины», в котором занимает должность заместителя председателя и лоббирует интересы Придунавья.

 

——————————

Урбанский Александр Игоревич

Народный депутат Украины, член фракции «Блок Петра Порошенко», член транспортного комитета ВР, глава подкомитета ВР по вопросам морского и речного транспорта, заместитель главы межфракционного депутатского объединения «Юг Украины».

34 года, женат, двое детей (сын, 11 лет, и дочь, 7 лет).

Образование: Bedford Bording School   (г. Бедфорд, Великобритания), среднее образование; Plymouth University (г. Плимут, Великобритания), факультет «Управление морским транспортом и морское право», диплом бакалавра с отличием, специальность – морской юрист.

—————————————-

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, Одесса-Рени, трасса Одесса-Рени, народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, Одеса-Рені, траса Одеса-Рені

С нардепом по трассе Одесса-Рени…

Наш разговор с нардепом начинается в пути, мы спешим из Одессы в Измаил на празднование Дня Независимости Украины — по набившей всем оскомину международной трассе М15 — Одесса-Рени. Некоторые ее отрезки на радость водителям уже отремонтированы, и мы ускоряемся. Но большая часть дороги – по-прежнему в ухабах, как после бомбежки. Здесь многие бедолаги повредили свои ходовые. Есть ямы, которые достигают метровой глубины.

— Когда, по-вашему, завершатся ремонтные работы?

— При перечислении всех озвученных кабмином средств — одного миллиарда ста миллионов гривен – гипотетически до конца осени. Но пока что из 295 километров работы выполнены отрезками протяженностью около 50 километров. Все средства еще не поступили, а ряд подрядчиков, выигравших тендеры, приступили к ремонту без денег.

Как выяснилось, стартовые 86 миллионов гривен в прошлом году, а также первые 134 миллиона гривен из этого миллиарда с хвостиком в этом году «выбил» из госбюджета Александр Урбанский.

— Вообще, трасса Одесса-Рени — это то, чем я начал усиленно заниматься еще до избрания, и когда уже стал депутатом. Совместно с коллегами заваливал письмами Кабинет Министров, встречался с министрами. В прошлом году с главой облавтодора проехал от Одессы до Рени, останавливаясь возле каждой ямы… Тогда же посредством моего лобби были выделены стартовые 86 миллионов гривен из Государственного фонда регионального развития на ренийскую объездную, которая является частью этой трассы М15. А вот в марте этого года мне удалось добиться выделения уже 134 миллионов гривен из этого фонда.

Особую благодарность по этому поводу хочется выразить вице-премьеру Геннадию Зубко за то, что проникся проблемой и осознал всю важность М15 для Придунавья. Несколько раз я отстаивал на комиссии этого фонда поданные областным советом проекты. Изначально было принято решение отремонтировать три самые аварийные участки этой трассы, по которым вообще невозможно было проехать. Это как раз дорога на мой округ, и мне самому приходилось объезжать полями, так как никакая машина это не выдержит – разве что танк. Сейчас ремонтные работы (на эту сумму в 134 миллиона) здесь закончены, и ведутся на других участках трассы М15.

— Продвижение главного транспортного вопроса – это ваша заслуга, а пиарятся на ней все, кому не лень…

— Считаю, что пусть каждого оценят по его действиям, а не словам.

— А вы часто бываете на своем округе?

— Два-три раза в месяц по несколько дней. Как только перерыв между пленарными заседаниями, сажусь в машину и еду. Программы визитов наполняет команда, которая когда я в парламенте, вплотную контактирует с местными жителями, и они очень насыщенны.

— Насколько эффективной вы сами считаете работу в своем округе?

— Когда избирался, были те, которые не особо верили, что совместно с громадой, местной властью, руководством областного совета и представителем в Верховной Раде от Придунавья можно начать настоящее его возрождение – от некогда депрессивного региона в развитый, благоустроенный край!

Нардеп досконально знает о проблемах сел, поселков Придунавья, его столицы – Измаила и районных центров Рени, Болград. Отчеты перед избирателями переполнены множеством как больших, так и маленьких нужных дел.

Безусловный лидер – Измаил

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, Измаил, шествие, процессия, народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, Ізмаїл, хода, процесія

Безусловным лидером по реформам является Измаил – столица Придунавья. Его мэр Андрей Абрамченко с 2010 года динамично развивает город.

— С властями в Измаиле на протяжении многих лет сбита серьезная команда, — поясняет Александр Урбанский. – Мэр столицы Придунавья Андрей Абрамченко является бессменным лидером и эффективным хозяйственником. Он ремонтирует дороги, площади, благоустраивает и освещает улицы, утепляет дома, активно модернизирует коммунальное хозяйство, развивает предпринимательство, поддерживает спорт и культуру.

Парламентарий приводит пример, когда к решению вопросов подключается команда.

Путем его совместных усилий, главы депутатской группы «Юг Украины» Павла Унгуряна, Измаильского городского совета в прошлом году из государственного бюджета было выделено 10 миллионов гривен на капитальный ремонт улицы Дзержинского (ныне это Свято-Никольская) в Измаиле.

— Работы на два миллиона гривен профинансировал городской бюджет, — уточняет Александр Игоревич. — Только так, совместными усилиями, нужно развивать населенные пункты и регион в целом. Важно продумывать, подготавливать значимые для громады проекты и добиваться их реализации.

В этом году Измаил превратился в одну большую стройку. Из областного бюджета поступили 10 миллионов гривен в рамках областной программы энергосбережения на утепление жилых многоэтажных домов.

— Эту программу собираюсь продвигать и в дальнейшем, — поясняет мой собеседник.

Еще один показатель командной работы – это организация капитального ремонта архиважной для Принунавья дороги Измаил-Дзинилор, на которой находятся 6 сел Измаильского района, где на отдельных участках ремонт не проводился с 80-90-хх годов прошлого столетия.

Сначала из областного бюджета на эту дорогу было выделено 15 миллионов, а затем из государственного бюджета – еще 63 миллиона гривен.

— В конце августа ее инспектировал – остался доволен, дорога хорошо сделана!

Люди засыпают вопросами: когда дойдет очередь и в другие населенные пункты!?

— Мы постоянно изыскиваем средства из разных источников для этих целей. Будут в Придунавье дороги – стремительно взлетит экономика, торговля, к нам пойдут дополнительные инвестиции!..

Сфокусировано внимание парламентария и на Ренийском районе, входящем в его округ.

Двадцать лет назад в Рени было заложено здание районной поликлиники, но из-за постоянных политических и экономических катаклизмов стройка несколько раз замораживалась.

На встречах в ходе предвыборной кампании тогда еще просто кандидат в народные депутаты Александр Урбанский пообещал медработникам и жителям Рени реанимировать учреждение.

И уже будучи парламентарием — добился выделения из государственного бюджета 15 миллионов гривен на возобновление строительства. А сейчас лично контролирует ход ремонтных работ на объекте, а также использование средств. Ожидается, что к концу этого года здание будет окончено.

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, Рени, встреча с руководством города и района, народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, Рені, зустріч з керівництвом міста та району

На улицах и во дворах Рени все это лето кипела работа. Проведен капитальный ремонт дорожного покрытия на шести улицах, ямочный ремонт проблемных участков одиннадцати улиц и площади Свободы. Всего на ремонт городских дорог в этом сезоне было запланировано шесть миллионов гривен, половина из которых – средства областного бюджета.

На реконструкцию одной из центральных улиц благодаря народному депутату из государственного бюджета были направлены 1,3 миллиона гривен. Еще на 700 тысяч государственных денег, к слову, здесь будет проведен ремонт крыш многоэтажных домов – также по его инициативе.

Во время одной из августовских рабочих поездок на округ Урбанский лично проинспектировал ход дорожных работ и в целом остался доволен их сроками проведения и качеством.

— Такого количества ремонтных работ в Рени не выполнялось никогда, — отметил он. – Не было и таких поступлений со всех уровней бюджета. На мой взгляд, это стало возможным из-за тесного взаимодействия с новым мэром Рени Игорем Плеховым, ставшим членом моей команды, а также потому, что на последних местных выборах Придунавью удалось значительно укрепить свое представительство в Одесском областном совете, куда было избрано больше депутатов.

Главное – водоснабжение и энергосбережение!

Интервью пролетело быстро, еще и потому, что теперь по трассе ехать быстрее, вместо пяти часов – три с половиной.

Но на месте планы резко изменяют обстоятельства стихийного характера. Приняв участие в Измаиле в торжественном митинге, который прошел на площади возле Дворца культуры им. Т.Г. Шевченко, нардеп срочно выехал в село Плавни Ренийского района. Тут накануне похозяйничал ураган. Последствия неприятные – много поваленных деревьев, оборванные линии электропередач.

Но самое страшное то, что пострадали здания детского сада, школы и ФАПа. Тут же, на месте, Урбанский проводит совещание с главой райадминистрации и председателем райсовета, на котором было решено, как и чем помочь селу.

Районный бюджет принял решение о выделении порядка 50 тысяч гривен на закупку шифера и необходимых материалов.

Крышу детсада уже восстановили – местные жители сами нашли 7 листов шифера. Что касается церкви, то стало ясно, что не могло быть и речи о бюджетных средствах на ее ремонт. Здешний СПК «Світанок» выделил 86 тысяч гривен, жители села собрали порядка 20-30 тысяч гривен, что пошло на закупку стройматериалов. А благотворительный фонд «Придунавье» оплатил работу по замене сорванной ветром крыши.

В этот день мы успели побывать и в Броске, где празднование Дня Независимости началось на стадионе соревнованиями по борьбе. И в Рени, где на центральной площади состоялся колоритный праздник с выступлениями народных коллективов разных национальностей, народным гулянием, вручением юбилейных президентских медалей «25 лет Независимости Украины».

— Придунавье – многонациональный регион, поэтому и уникально его культурное наследие. Здесь проживает свыше 100 национальностей, которые должны жить в мире и гармонии. Часто под моим патронатом проводятся культурные и спортивные мероприятия, — дополняет картину парламентарий.

— Расскажите, куда вы еще сейчас направляете усилия своей команды?

— Так сложилось, что для Придунавья требующей особого внимания остается проблема водоснабжения, это при том, то тут, на юге Одесской области, много рек и озер. Когда я избирался и изучал проблемы людей, то в 80% случаев мне говорили именно об этом. И если в части сел есть хотя бы техническая, то в некоторых селах отсутствует и питьевая, и техническая вода.

И вот недавно усилиями депутатов объединения «Юг Украины», при поддержке главы одесского областного совета в Придунавье удалось реанимировать государственную программу «Питьевая вода».

В июне почти пять миллионов гривен областной совет выделил на решение проблем с водой для жителей Измаильского района. Теперь люди нескольких населенных пунктов смогут наконец-то реализовать свою мечту о качественном водоснабжении. Эти средства направлены на обустройство бюветов и капитальный ремонт водопровода.

Например, в селе Каменка есть только технический водопровод, построенный в 1960 году. Питьевую воду привозят из соседнего села цистернами, и она стоит дорого. Тонна привозной воды 100-120 гривен! Так вот, из этих почти пяти миллионов гривен восемьсот тысяч распределены в Каменку на строительство бювета. Уже и выбрано место для него. Бювет будет рядом с сельским советом, что будет удобно для всех сельчан.

Показателен еще один из примеров. Жители села Кирнички ждали воду… 200 лет – именно столько лет назад в этом селе был вырыт последний колодец, это было еще при турках.

В 2014 году благотворительный фонд «Придунавье» выделил средства на проектирование и строительство колодцев с технической водой, насосной станции.

В июне же этого года, на 202-летие этого села, усилиями нардепа из областного совета на капитальный ремонт водопровода было выделено полтора миллиона гривен.

За счет пяти миллионов средств областного бюджета также в этом году будут обустроены бюветы в еще двух селах — Утконосовке и Суворово.

Еще одна «фишка» программы возрождения Придунавья – энергосбережение.

Привлеченные 2 миллиона гривен государственных средств пошло на энергосберегающие окна в детских садах и школах.

— В первую очередь это дети, о которых мы должны думать. С ростом цен на энергоносители нужно делать все для экономии тепла. При нынешней экономической ситуации в стране энергосбережение – это одна из самых важных программ для нашего региона, — утверждает Александр Игоревич.

Он также рассказал, что занимается поиском инвесторов, которые готовы ставить энергосберегающие котлы, потому что запаса органического топлива в аграрном Придунавье более чем достаточно. Это и солома, виноградная лоза, и камыш, и шелуха от семечек.

— Я достаточно долго искал людей, заинтересованных в производстве альтернативных источников топлива. И вот первый инвестор уже нашелся в Измаильском районе, который запустил первую линию, начато производство. Буду отслеживать стоимость этого топлива, чтобы оно было доступно для жителей, и была существенная экономия в сравнении с газом и углем, — дополняет нардеп.

Плюс компьютеризация сельских школ

До конца этого учебного года абсолютно все школы Ренийского района получат новые компьютерные классы от благотворительного фонда «Придунавье».

На данный момент новые компьютеры получили уже несколько – в селах Нагорное, Плавни, Котловина и Лиманское.

— Насколько это важно, — сами посудите! – рассказывает Александр Убранский. – На дворе 21 век высочайших технологий, а в школе села Нагорное было всего два компьютера, которые постоянно выходили из строя. Теперь в сельских школах Придунавья все будет по-другому!..

Без парламентских интриг и склок

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, Верховная Рада Украины, сессионный зал, народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, Верховна Рада України, сесійна зала

Для Александра Урбанского — это первая каденция в парламенте. Мне интересно было узнать, насколько оправдались его первоначальные ожидания.

Политик заявляет, что от его парламентской деятельности больше положительных результатов.

— Если в процентном отношении, то на 60% ожидания оправдались. Есть, правда, определенные разочарования касательно «бурной» политической жизни нашей страны.

И добавляет, что не принимает ни малейшего участия в парламентских интригах и склоках. В этом уверил граждан Придунавья, когда избирался. Считает, что энергию нужно направлять в созидательное русло.

А вот свое участие в депутатском объединении «Юг Украины» поясняет «здоровым лоббизмом».

— Из-за сложной ситуации добиться выделения необходимых сумм было довольно-таки непросто, но в большинстве случаев это все же удавалось, — поясняет нардеп. – Нужно поставить цель, разработать программу и заручиться поддержкой команды для осуществления всего этого. Очень важно участие самой громады. Многие программы, которые реализует мой фонд, внедряются по инициативе местных жителей. Это одно из условий предоставляемой помощи – совместные усилия!

«Нам необходимо восстановить транзитный потенциал Украины»

Что касается законотворчества, так сейчас народный депутат вместе с виноделами Бессарабии, которые отстаивают прозрачные правила ведения бизнеса, заканчивает работу над соответствующим законопроектом. Он, в первую очередь, направлен на то, чтобы качественное вино попадало украинскому потребителю, чтобы упростить регистрацию виноградарей и виноделов, привести к европейским стандартам технические условия производства вина, убрать коррупционную составляющую.

— Наибольшим же своим достижением считал бы принятие парламентом закона «О внутреннем водном транспорте» (№2475а) Козыря-Кононенко, соавтором которого я также выступил.

Сейчас документ находится на рассмотрении в Верховной Раде, и мы возлагаем большие надежды, что судьба развития украинского морского и речного транспорта решится уже в скором будущем. Нам необходимо восстановить транзитный потенциал Украины, и для этого нужно как можно быстрее выстроить собственную стратегию развития национальной транспортной сети, строительства важнейших объектов инфраструктуры и привлечения новых транзитных грузопотоков. Ведь что такое транзит? Транзит — это деньги в казну нашего государства. Это доход в бюджет, это достойный уровень жизни его сограждан. Для множества стран транзитные перевозки являются важным источником экспорта услуг, валютных поступлений, создания дополнительных рабочих мест и многого другого. Украина достойна иметь все это — наше географическое положение способствует не только развитию транспортного потенциала, но и интеграции Украины в мировую транспортную систему, прежде всего, как государства, которое имеет возможность обеспечить транзитные перевозки грузов через центр Европы самым коротким путем.

— В Одессе вы выступали на международной конференции «Гибридные решения безопасности в Черноморском регионе». Об уровне и важности мероприятия можно судить по составу ее участников: перед присутствующими выступили Посол США Джеффри Пайетт, Посол Турецкой Республики Йонет Джан Тезель, среди приглашенных были представители дипломатического сообщества, политики, представители деловых кругов, ученые. Какой была тема вашего доклада?

народный депутат Украины, нардеп, Александр Урбанский, Урбанский Александр Игоревич, выступление на международной конференции «Гибридные решения безопасности в Черноморском регионе», народний депутат України, Олександр Урбанський, Урбанський Олександр Ігорович, виступ на міжнародній конференції «Гібридні рішення безпеки в Чорноморському регіоні»

—  Тема моего выступления — «Основные аспекты развития внутреннего водного транспорта в Украине. Открытие «торговых ворот» из Украины в Европу в ближайшем будущем». Речь идет о международном речном коридоре Е-40, который позволит от устья реки Днепр через территорию Беларуси выйти в порт Гданьск и тем самым связать Украину с Польшей. Водный путь Е-40 существовал еще при Советском Союзе, и сейчас актуален вопрос о его «реанимировании» на отрезке Днепр-Висла, что откроет для Европы дополнительные возможности по перевозке своих импортных грузов — для начала до 4 миллионов тонн в год. Безусловно, в восстановлении этого коридора заинтересованы и Европейский Союз, и Украина, и Беларусь. Но без законодательной базы мы пока не можем «распахнуть» эти «ворота» — только с принятием Закона «О внутреннем водном транспорте» сможем развивать реку Днепр, углублять и восстанавливать навигационные каналы, соответственно заинтересуем наших европейских партнеров — они тоже со своей стороны начнут предпринимать подобные действия. Таким образом, Украина благодаря транспортной инфраструктуре будет интегрироваться в европейское бизнес-сообщество, предоставляя Европе новые транзитные коридоры.

— Над какими еще законодательными инициативами вы сейчас работаете?

— Около 80 тысяч украинских моряков работают на судах с иностранным флагом. Профсоюзы обращаются в подкомитет по вопросам морского и речного транспорта для защиты их трудовых прав. Для этого нужно ратифицировать ряд международных конвенций, договоров. Вопрос использования Украиной международных инструментов в защите прав моряков актуален не первый год, и на сегодняшний момент он не реализован. Поэтому сейчас я инициирую возобновление работы в этом направлении через профильные министерства и ведомства.

Я стал одним из разработчиков законопроекта №4014 «О внесении изменений в Закон Украины «Об источниках финансирования дорожного хозяйства Украины» относительно усовершенствования механизма финансирования дорожной отрасли».

Как известно, за последние 10 лет уровень финансирования дорожных работ в Украине составлял от 14 до 34% от необходимости.

Поэтому группой депутатов было предложено создание специального дорожного фонда в составе Государственного бюджета Украины, который должен обеспечить стабильное финансирование этой отрасли.

 Мы подготовили также законопроект относительно соответствующих изменений в Бюджетный кодекс Украины. Предусмотрено, что этот дорожный фонд, в частности, будет наполняться за счет поступлений от акцизов на нефтепродукты, ввозимые транспортные средства, платы за проезд автомобильными дорогами транспортных средств, весовые или габаритные параметры которых превышают нормативы. Целевое использование этих средств позволит многократно улучшить состояние с ремонтом и поддержанием украинских дорог.

За взятки – пожизненное лишение свободы!

Урбанский – соавтор законопроекта, который усиливает ответственность за взяточничество для высших чиновников, вплоть до пожизненного лишения свободы.

— Вы думаете, что усилением ответственности с коррупцией в нашей стране можно исправить ситуацию?

— Очень надеюсь, поэтому и стал соавтором этого законопроекта. Понимая, что ты становишься народным депутатом, министром, руководителем госпредприятия, если ты можешь повлиять на процесс изменения страны к лучшему, ты должен руководствоваться, прежде всего, гражданской ответственностью перед собственным государством и его гражданами. А если будет другой подход, мы никогда ничего не изменим. Если ты согласился стать чиновником, то должен понимать, что уголовная ответственность за коррупцию — очень большая. Показателен Китай, где за крупные взятки предполагается смертная казнь. Недавно смотрел передачу, в которой рассказали, как китайские олигархи, высокопоставленные чиновники предстали перед судом, а потом были расстреляны.

Конечно, на фоне повышенной ответственности за коррупцию нужно дать чиновникам достойный уровень зарплаты. Угрозами посадить в тюрьму все сразу честными не станут, все равно будут пытаться украсть. Но когда будет и достойная зарплата, и уголовная ответственность – это будет действенно.

С другой стороны, повышение оплаты труда — это системный вопрос, упирающийся в обеспечение роста экономики и благосостояния граждан в целом.

В пропрезидентской фракции больше возможностей

Александр Урбанский – единственный, кто прошел в парламент по мажоритарному округу от «Сильной Украины» Сергея Тигипко.

— Чтобы максимально выполнить обещания перед избирателями, принял решение войти в пропрезидентскую фракцию, где, конечно, больше возможностей, – поясняет парламентарий, — и я не ошибся. Многого удалось добиться, в частности, из-за членства в большой фракции, ну, и конечно, слаженной работы с коллегами в межфракционном объединении «Юг Украины». Много сделано для жителей, и еще больше предстоит сделать в будущем. Главное, что своими действиями мы вдохнули новую жизнь в Придунавье, мотивировали к дальнейшему развитию, вселили в людей надежду нормально жить и трудиться, и быть уверенным в завтрашнем дне. Также на примере нашего родного Придунавья мы доказали, насколько эффективно власть может работать для людей.

Артем Фляжников

Источник: rating.net.ua

Александр Урбанский о годе работы депутатского объединения «Юг Украины»

Подведен результат первого года работы межфракционного депутатского объединения «Юг Украины».  Александр Урбанский и Павел Унгурян рассказывают  телеканалу «Академия» о достижениях депутатского объединения.

Александр Урбанский: тот, о ком не знает Интернет

Александр Урбанский: тот, о ком не знает Интернет

Измаильчане в последние пару лет нередко слышат, что руководство судоремзавода «Дунайсудосервис» в лице Александра Урбанского принимает активное участие в благоустройстве города – строит детские площадки, светофоры, сажает деревья, берет шефство над театральным коллективом, а также готово строить фонтаны и скверы и строить и ремонтировать памятники.

При этом о самом Александре Игоревиче мало что известно.

Вернее, почти ничего. Интернет на ввод его имени-фамилии практически не реагирует. То есть, налицо абсолютно непубличный человек. И мы решили эту завесу нарушить… Read More

Александр Урбанский: получается, если делать…

Александр Урбанский: получается, если делать…

У каждого, кто выходит на прямой разговор с громадой, есть собственное представление не только о том, насколько хорошо надо жить, но и о путях достижения новых стандартов жизни.

Именно поэтому так многочисленны встречи с кандидатами в депутаты – если этот кандидат (или его команда, или его дела) вызывают интерес.

К таковым следует, без сомнения, отнести Александра Урбанского – 32-летнего кандидата в нардепы по 143 избирательному округу.

Наш разговор начался несколько неожиданно – с воспоминаний о том, как начиналась работа на судоремзаводе, и планов на будущее.

— Давайте начнем с вопроса о том, что наша покупка в 2002 году судоремзавода – никак не рейдерский захват, как тут некоторые утверждают, хотя бы потому, что когда мы его купили, на заводе работали 15 человек, а сейчас – порядка 700.

На втором заводе – в Крепости — ситуация была чуть лучше: там было чуть больше работающих. Это были энтузиасты, которые долго работали из любви к предприятию и без зарплаты. Но как только мы отработали первый заказ, мы выплатили всю зарплату. Рейдеры так не поступают. Примеров рейдерских захватов много – и в Каменке, и в Суворово, и в Измаиле.

— А какие планы у вас относительно Измаильского морского торгового порта?

— Никаких коммерческих интересов в Измаильском порту у меня не было и я не планирую их заводить. Единственное, какие планы у меня есть, — понимая, что порт – градообразующее предприятие, на котором работает практически столько людей, сколько у нас на двух заводах (значительное количество жителей Измаила!), — все, что я хотел бы делать, это всячески на государственном уровне оказывать содействие руководству Измаильского порта и его коллективу в привлечении грузопотока. Государство должно создать условия, при которых грузопотоку будет удобно работать: он – как река, которая, прокладывая русло, идет по пути наименьшего сопротивления. И вот над этим я буду работать.

— Александр Игоревич, вы можете сказать, какими будут ваши первые шаги после того, как вы станете парламентарием? Помимо создания комитета по мирному урегулированию ситуации на востоке (вы об этом заявляли ранее).

— Я бы не сказал, что создание комитета будет «моим шагом». Естественно, я буду обсуждать эту идею со своими единомышленниками. И, дай Бог, чтобы получилось это сделать. Это достаточно амбициозная задача, которую очень важно реализовать. Над какими законами буду трудиться? Очень хочу не просто сидеть, а делать очень полезное для экономики Придунавья и всей страны. Я буду концентрировать свои силы на законотворческих процессах, в основном, в транспортной отрасли – учитывая мое образование и опыт. Помимо транспорта, я разбираюсь еще и в других отраслях и считаю, что нельзя оставлять без внимания и аграрный сектор, который в нынешней ситуации может и должен стать катализатором и локомотивом дальнейшего развития нашей экономики. У меня есть опыт банковского дела и других сфер экономики. Поэтому там, где нужно будет использовать мои знания, я с удовольствием приму участие.

— В какой сфере нужно быстрее всего принимать законы, чтобы урегулировать ситуацию? Где у нас, на ваш взгляд, горячее всего? Банковское дело, морехозяйственный комплекс, аграрный сектор?

— У нас – пожар. И он везде. Поэтому, я считаю, нужно, в первую очередь, направлять свои силы туда, в ту отрасль, где ты разбираешься лучше всего. Для меня это будет, конечно, морехозяйственный комплекс. Причем, в разрезе законотворчества. Все хорошо с нашим транспортом будет тогда, когда будут грузы, которые мы можем перевозить. Соответственно, если страна не является грузовладельцем (а наша страна, к сожалению, не является грузовладельцем), то мы должны развивать те грузопотоки и те товарные группы, которые могут заполнить мощности наших железных дорог, автопредприятий, портов и, естественно, государственной судоходной компании. Если не будет зерна, транспортную отрасль мы быстро не разовьем.

Я бы хотел сделать акцент на транзитной составляющей нашей транспортной инфраструктуры. Мы понимаем, что транспортные потоки бывают импортные, экспортные и транзитные (у нас сейчас, в основном, экспортные – из-за зерновых культур, потому что мы уже несколько лет подряд собираем рекордные урожаи). Объемы этого вида грузов уже оказывают положительный эффект на транспортную составляющую: появилась необходимость строительства новых вагонов-зерновозов. То есть, наши вагоностроительные мощности можно, в принципе, загрузить. И есть заказы (нужно только иметь волю…). Порты сейчас, в основном, только зерно и переваливают.

Что же по УДП, так у нашего пароходства увеличилось количество заказов – с выходом на экспортный рынок новых производителей украинского зерна. Что до импортного грузопотока, то он формируется тогда, когда страна имеет доход и закупает ту продукцию, которую не производит у себя. Этот поток существенно упал за последний год – из-за известных событий покупательская способность населения падает, поэтому меньше потребность в импортных товарах, и у импортеров – проблема с реализацией. Соответственно, будет развитие экономики – и этот поток восстановится.

Но самое главное, о чем всегда и все говорят, но мало кто что делает, — это транзитный грузопоток. У меня есть опыт внедрения транзитных коридоров (турецко-европейское сообщение) через Украину: мы внедряли коридор из Турции на север Европы. Мы давали возможность экономии порядка 400 евро и 800-1000 километра пробега.

Не может страна не пользоваться своими транзитными возможностями. Это все равно, что землю не пахать.

— Мы говорим, что нам не хватает законодательной базы и еще чего-то, но что нам надо сделать, чтобы все, что нам дала природа, заработало?

— Для того чтобы что-то поучилось, надо что-то делать. Надо перестать говорить, умничать – надо взять и сделать. Начнем делать – начнет получаться. Край наш благодатный и потенциально успешный. Но вспомните, сколько было написано трудов по восстановлению регионов… Если мы хоть что-то из уже написанного доведем до конца, край наш станет лучше.

— Как заставить работать наш парламент?

— Я иду в депутаты. Заставить работать парламент – не задача отдельного депутата. Есть голова Верховной Рады и Президент – они могут заставлять работать парламент. Я буду наемным работником избравших меня громад. Ненормально то, что происходит там: когда они не знают, что делать, они дерутся. Как же так? Они же пример подают? Кому от этого польза? А ведь мы за них голосовали! Поэтому надо работать.

— Что вы думаете о люстрации? В том числе, о «мусорной»?

— Меня не за что люстрировать. Я веду положительную созидательную жизнь. Никогда не занимал должности. В партиях не состоял. Веди себя как надо, чтобы не было за что люстрировать.

Но любое проявление радикализма никогда ничего хорошего не давало. Это своего рода анархия. Не думаю, что люди, которые отстаивали свободу, боролись за то, чтобы у нас наступила анархия. Считаю, что нынешняя власть должна показать, что она не боится! Анархия – процесс регресса.

— К вам приходят с разными вопросами. Какими?

— Что мы сделаем для достижения мира? – самый частый вопрос. Любая война заканчивается переговорами. Надо делать их более эффективными. И люди должны знать, о чем они договорились. Делать переговоры публичными пока невозможно. Но информацию надо сделать доступной.

Еще – дороги. Есть отдаленные – но по нынешней дороге вместо 40 минут едешь два часа… И не едут к нам на работу – хотя всегда есть вакансии.

Мы готовы обучать – сварщиков, которые должны иметь базовые знания. Мы набираем молодых – наши работники предпенсионного возраста, и они готовы передавать опыт.

— В Придунавье несколько глобальных проблем: водоснабжение, энергоснабжение и дороги…

— В Кирничках нет питьевой воды – и я обратился в благотворительный фонд «Придунавье», и он помог недавно построить колодец. В селе появится техническая вода. С питьевой водой – буду прикладывать усилия, чтобы помочь людям. Такая ситуация – и в селах Ренийского и Болградского районов. Это нонсенс: самая большая река Европы и масса озер – а воды нет. Усилиями одного человека (или фонда) эту проблему не побороть – нужна поддержка государства и комплексные решения. Государство должно создавать благоприятные условия для тех, кто готов помочь в решении задач такого порядка.

Поэтому я иду в парламент исключительно для работы. Драться там я уж точно не буду!

Беседовала Ирина Королькова